?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Беседа с Поливановым. ч.1
superstarka

Владимир Полеванов дал интервью арабской редакции RT и рассказал о том, как проходила его работа в Госкомимуществе РФ и как американцы при помощи Чубайса, Коха и др. делили имущество России. Полеванов рассказал (читать здесь), как он уволил цэрэушников из ведомства. Вниманию читателя предлагается заключительная часть интервью.




Мне интересно, что Вам ещё удалось сделать. Вы ведь пробыли на Вашей должности …

– 70 дней.

– Как Вы вообще продержались на этом посту 70 дней? Судя по всем обстоятельствам, это уже неплохой срок…

– Хороший срок, учитывая, то какими важными делами я занимался.

– Да. И мне теперь очень интересно, как происходило Ваше увольнение и Ваш уход из Госкомимущества, Ваше отстранение от должности.

Когда Вы начали чувствовать, что против Вас начинают действовать?

– Всегда. Особенно, когда Борис Ельцин на одной из пресс-конференций на вопрос журналистов: «Как Вы оцениваете работу Владимира Полеванова?», ответил: «Он не понял задач команды».

– Но, тем не менее, когда пришли на эту должность, к Вам стали приходить на приём западные послы.

– Пришло семь послов подряд.

Я был неизвестной для них персоной, и они хотели выяснить, что я представляю из себя на самом деле.

– А послы каких конкретно стран приезжали?

– Из всех стран G7, без исключения. Первым был канадец, а последним американец.

– Они хотели понять, какой будет Ваша политика по приватизации?

– Они хотели понять, что я буду делать. Это раз. Они хотели знать, кто я такой – это два. И, третье, они хотели составить личное впечатление обо мне.

– И, наверное, можно ли с Вами договориться? Это - четыре.

– Конечно.

– Такое могло быть?

– И это тоже. Но я практически считывал информацию с их лиц и никаких данных, ни о чём им не предоставил. Я ведь не первый день был руководителем и поэтому точно понимал, для чего они приходят.Поэтому я вёл общие беседы о мире, о дружбе, о мировых ценностях, о рынке. Обычные вежливые слова. Даже о здоровье и других подобных вещах. О развитии жизни на планете Земля, в том числе. Я не допускал никакой конкретики. Дело в том, что мы тогда были всецело зависимы от Запада. Российская промышленность буквально была разрушена. За год падение производства составляло 40-50%, по разным отраслям. Мы потеряли много возможностей…

– Дефицит бюджета, насколько я помню, составлял, по-моему, 10-20 %?

– Больше. И то, что я продержался в Госкомимуществе хотя бы эти 70 дней, произошло благодаря только хорошему отношению ко мне Ельцина и моя искренняя работа в интересах страны.

Кроме того, тогда меня защищала даже Генеральная прокуратура. Она делила это, как раз потому, что тоже считала меня единственным чиновником, защищающим интересы страны в полном объёме и рискующим своими должностями, да и всем остальным, без сожаления. Вы правы, меня вполне могли устранить и физически. Поэтому специалисты Генеральной прокуратуры охраняли меня по всем правилам.

Служба охраны действовала согласно всем инструкциям и со всеми предосторожностями. Я не входил в лифт в одиночку, перед этим его обязательно проверяли. Я не входил один в номер гостиницы, где жил первые 20 дней своей работы в Москве.

Итак, убить меня не удалось, поэтому для моего увольнения были задействованы деньги…

– А, например, что было конкретно?

– Я, как вице-премьер, должен был каждый день принимать курьера с бумагами из Министерства иностранных дел. Он приносил мне ежедневные финансовые отчёты послов из стран Большой семёрки. Я смотрел их, расписывался, что ознакомлен и курьер уходил. Я не имел права даже какие-то копии выписать.

– А что было в документах?

– Сведения по кредитам, которые нам должны были дать. 18 января 1995 года посол России в США Юлий Воронцов написал на имя Бориса Ельцина письмо о том, что министра Владимира Полеванова необходимо срочно уволить. До того, как начнётся Всемирный экономический форум в Давосе. Юлий Воронцов уточнял: «Если проблема Полеванова к 25 января не будет решена, кредит в 6 млрд. долларов, который западные страны собирались выдать Российской Федерации, не будет выделен. Для решения технических проблем командируйте в Женеву министра иностранных дел Андрея Козырева, куда 22-го января должен прибыть Госсекретарь США Уоррен Кристофер». Практически, Борису Ельцину было приказано меня уволить. Слава богу, за 6 миллиардов долларов. А 6 миллиардов эквивалентны, я думаю, нынешним 30 миллиардам. Так что, меня уволили в обмен на то, чтобы эти деньги поступили в бюджет России. Увидев эти бумаги, я понял, что мне остались считанные дни.

– А без объяснений уволили?

– Без объяснений. Понятно было и так, что я мешал российско-американским отношениям.

– Вредили развитию российско-американских отношений.

– Я был в своё время самым популярным человеком на Западе. Мой пресс-секретарь как-то подготовил специальную сводку, где было подсчитано, что западные информационные агентства за неделю упоминали моё имя примерно 3 тысячи раз. Я своей работой нарушал все их планы! И если бы я остался ещё на месяц, то…

– Вы нарушали, в принципе, всю их систему по выкупу наших предприятий, чтобы они попали полностью под контроль Соединённых Штатов.

– Да. А я вывел эти планы из-под контроля американцев. На целые 70 дней Россия была самостоятельной.

– И это, конечно, по версии США, вредило российско-американским отношениям.

– Да!

– Потому что Вы мешали грабить крупные предприятия страны?

– Да. Я, скажем так, «соскочил с американского крючка», выражаясь рыболовецкими терминами. Да, и это естественно. В их глазах, мы уже, практически, были покорены и подавлены, с нами можно было делать что угодно. И, вдруг, появляется человек, который мешает их грабительской деятельности! Осталось только заявить на весь мир, что я разрушаю российско-американские отношения. Поэтому, совершенно закономерно я и был уволен. Правда, Борис Ельцин чувствовал, что неправ, поэтому перед увольнением он вызвал меня и сказал: «Понимаете, Вы работаете хорошо, но 6 миллиардов нам очень и очень нужны! Вы же знаете, что без этого нам никак…»

– То есть, он прямым текстом сказал Вам об этом условии?

– Да, да. Но он не говорил, что поставлено такое условие. Он просто говорил, что без этого кредита Россия не справится с бедностью, что из-за меня нам его просто не дадут. Поэтому он предложил стать мне заместителем начальника контрольного управления администрации. Такая должность - предел мечтаний многих, поскольку контрольное управление администрации Президента - это управление, которое работает от имени главы государства и даже командует Генеральной прокуратурой.